Отток рублевой ликвидности все сильнее сказывается на ставках

Денис Порывай

аналитик Райффайзенбанка

Как мы и ожидали, завершившийся в мае налоговый период оказал заметное влияние на состояние рублевой ликвидности в банковском секторе: 1) некоторым банкам пришлось привлекать рубли по операциям «валютный своп с ЦБ РФ» в объеме 104 млрд руб.; 2) ставка RUONIA взлетела на 60 б.п. (от уровней до налогов) до 8,06% (что на 31 б.п. выше ключевой ставки и является максимумом с начала этого года).

Возрастающие всплески задолженности перед ЦБ РФ, наблюдающиеся не только после налогов, но и в конце периодов усреднения для выполнения ФОР, являются свидетельством того, что дешевых рублей в секторе становится все меньше, и запас рублевой ликвидности сокращается (некоторым крупным банкам приходится использовать платные инструменты от Казначейства). По нашим оценкам, с начала этого года чистый отток рублевой ликвидности, возникающий из-за бюджетного фактора (т.е. доходы за вычетом расходов федерального бюджета минус чистые размещения ОФЗ плюс покупка валюты ЦБ РФ для Минфина на открытом рынке) составил 1,06 трлн руб., для сравнения — за аналогичный период прошлого года вместо оттока был приток в размере 737 млрд руб.

Этот отток ликвидности обусловлен огромными размещениями ОФЗ в этом году. Вероятно, во 2П ситуация с рублевой ликвидностью изменится в лучшую сторону (Минфин ожидает падения спроса на ОФЗ от нерезидентов и возврата к лимитным аукционам).

Ситуация усугубляется необходимостью СЗКО соблюдать НКЛ (недавно ЦБ РФ повысил плату за БКЛ, в прошлом году исключил из ВЛА депозиты сроком более одного дня), а также тем обстоятельством, что некоторые крупные банки (несколько или один) нарастили (в конце прошлого года) ликвидные валютные активы (на ожиданиях большого оттока клиентских средств и для соблюдения лимита по ОВП) в ущерб рублевой ликвидности и теперь вынуждены привлекать рубли по свопу. Возможно, эти банки согласовали с заемщиками конвертацию валютных кредитов в рубли, что потребовало покупок валюты на споте для того, чтобы не произошло изменения ОВП. Пока из сектора не уйдет валютная ликвидность (сейчас присутствует большой ее запас), эти банки по-прежнему будут вынуждены «тянуть» валютный своп, оказывая повышательное влияние на остальные ставки МБК (в т.ч. RUONIA). Нерезиденты, напротив, размещают рубли в своп, осуществляя o/n carry-trade в условиях аномально высоких процентных ставок.

По-видимому, для устранения возникших дисбалансов между активами и пассивами в валюте ЦБ РФ с 1 июля поднимает на 1 п.п до 8% ФОР по обязательствам банков перед физическими лицами в валюте. По нашим оценкам, это приведет к оттоку рублевой ликвидности из системы в размере 61 млрд руб. По каким-то причинам регулятор пока не готов повышать ФОР по обязательствам юрлиц. Как мы полагаем, некоторые из них могут в случае предложения неконкурентной ставки в локальных банках вывести валюту за рубеж (это увеличит и без того высокий отток капитала).

Стоит отметить, что процесс дедолларизации в банковском секторе (сокращение доли валюты в активах и пассивах) идет уже давно, однако крайне неравномерно. С декабря прошлого года сокращение валютных обязательств стало заметно отставать от кредитов, несмотря на околонулевые процентные ставки (обусловленные, в том числе, высоким ФОР) по валютным депозитам, клиенты не готовы избавляться от своих валютных сбережений. В то же время клиенты с большой охотой соглашаются на предложения банков сконвертировать свои валютные кредиты в рубли. Таким образом, низкая процентная ставка по валютным вкладам (относительно высокий дифференциал между рублевыми и долларовыми ставками) не может дестимулировать экономических агентов сберегать в рублях. Напротив, в апреле наблюдался даже рост г./г. обязательств в валюте (+2,8 млрд долл.), связанный с большим приростом вкладов физлиц (+5,2 млрд долл.). По нашим оценкам, это повышение ФОР не будет способствовать заметному сокращению обязательств в иностранной валюте, но усилит наблюдающийся отток рублевой ликвидности из сектора. В таких условиях ожидаемое снижение ключевой ставки на 25 б.п., на наш взгляд, не приведет к смягчению кредитных условий (оно будет нивелировано повышением ФОР, ужесточением НКЛ, бюджетным фактором).

Источник: 1prime.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

4 × 2 =