В Нью-Йорке обанкротился легендарный ресторан «Русский самовар»

«Русский самовар», старейший и самый знаменитый русский ресторан Нью-Йорка, много лет принадлежавший танцовщику Михаилу Барышникову и лауреату Нобелевской премии поэту Иосифу Бродскому, объявил себя банкротом.

В Нью-Йорке обанкротился легендарный ресторан «Русский самовар»

«Самовар» открылся летом 1986 года в четырехэтажном старом доме на углу 52-й улицы и 8-й авеню, в сердце театрального района Манхэттена. Он стоит между театром Нила Саймона и дорогим жилым домом «Дюк Эллингтон».

Когда-то на месте «Самовара» был ресторан «Джиллис», названный в честь его владельца Джилли Риззо.

Риззо вырос в Хобокене в Нью-Джерси и учился в школе с Фрэнком Синатрой. «Синатра был худенький, плюгавый, — говорит бывший ленинградец Роман Каплан, душа и символ “Самовара” (но не его хозяин, потому что официальной владелицей ресторана является его жена Лариса). — Риззо постоянно за него заступался».

Впоследствии Синатра жил в квартире на втором этаже этого дома, который потом занимала корейская массажная, оборудованная тремя душевыми и двумя джакузи и регулярно заливавшая «Самовар» водой. Когда «Самовар» распространился в 1996 году и на второй этаж, там была оборудована VIP-комната, названная «Сигарной». Автором проекта был художник Феликс-Лев Збарский, отец которого бальзамировал Ленина.

Второй этаж ресторана славен своей коллекцией самоваров, три из которых были подарены Александром Абдуловым, Андреем Макаревичем и Леонидом Ярмольником.

Вопреки мифу, «Самовар» был создан не Барышниковым и Бродским, а коллективом из восьми советских эмигрантов, в том числе Капланом.

Как обычно бывает, между партнерами, которые скинулись по 30 тысяч долларов, скоро разгорелись усобицы, усугублявшиеся тем, что новый ресторан долго дышал на ладан, а иные из них ожидали немедленной прибыли и чувствовали себя обделенными. К тому же с «Самоваром» соседствовал гараж, который снесли и начали возводить «Дюка Эллингтона». Леса и грохот не помогали делу.

Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Оно пришло в 1988 году на поминках по блестящему литератору Геннадию Шмакову, который умер от СПИДа, в те годы опустошавшего целые кварталы Манхэттена. Бывший ленинградец, эстет и балетоман, Шмаков дружил с Бродским и Барышниковым, которые пришли в «Самовар» почтить его память и там договорились вложить в ресторан деньги. Дом был приобретен за 1,2 млн долларов, одна за другой были выкуплены доли первоначальных партнеров.

Старые рецепты настоек

«Самовар» скоро прославился своими настойками, которые Каплан принялся изготовлять вскоре после открытия. Он объясняет свой почин тем, что быстро пьянел от чистой водки и искал ей замену. Интернет-поисковиков в конце 80-х не было, но на помощь пришел каплановский приятель, букинист Алик Рабинович, отксеривший ему несколько старых рецептов.

У Бродского была любимая водка киндзовая и укроповая, — вспоминает Каплан. — Мише Барышникову, наоборот, нравилась клюква.

Одновременно с рецептами настоек в «Самовар» хлынула волна гостей из метрополии, и ресторан быстро сделался нью-йоркским эквивалентом ЦДЛ и «Дома кино». «Входи сюда, усталая мужчина, — написал Василий Аксенов в самоварском альбоме. — И отдохни от чужеземных свар. Нам целый мир является чужбиной. Отечество нам «Русский самовар».

У белого рояля в центре этой «Бродячей собаки» наших дней можно было увидеть Булата Окуджаву и Зиновия Гердта и, с другой стороны, Виталия Чуркина с Сергеем Лавровым. Тапером несколько лет работал в «Самоваре» композитор Александр Журбин, а актриса Елена Коренева была там официанткой.

Помимо российских знаменитостей, среди завсегдатаев «Самовара» вы могли наткнуться на сына покойного шаха иранского, Кэтрин ван ден Хьювел — издательницу Nation, старейшего левого журнала Америки — и ее мужа-кремленолога Стивена Коэна, писателя Филипа Рота, актрису Анжелику Хьюстон или прогрессивную публицистку Сьюзен Зонтаг.

«Сьюзен Зонтаг любила только крепкие напитки, — вспоминает Каплан. — Любила хреновую водку и перцовую водку. Ее самой любимой едой, как это ни странно, были кубики сала, которые тоже я придумал».

В «Самоваре» регулярно проводятся поэтические вечера, а на втором этаже, который не оправдал возложенных на него надежд и часто пустует, репетирует и дает спектакли эмигрантский театр. Богоугодные мероприятия не приносят больших денег, способных покрыть манхэттенскую аренду.

«Все будет хорошо!»

Согласно судебным документам, ресторан задолжал 199 тыс. долларов домовладельцу Alvin Nederlander Associates.

По словам адвоката «Самовара» Габриэля Дель Вирджинии, задолженность ресторана образовалась в основном из-за конфликта с компанией Samovar Management Group Inc.. возглавляемой Александром Агаджановым. «Самовар» был временно отдан его компании в управление.

Когда ресторан решил отказаться от услуг компании Агаджанова в сентябре 2016 года, та подала на него в суд за нарушение контракта.

«Самовар» возбудил встречный иск, обвинив управляющую компанию в том, что она якобы намеренно прекратила вносить арендную плату с тем, чтобы «узурпировать» контроль над рестораном, купить его и переписать арендный контракт на себя. Тяжба продолжается.

Банкротство не означает, что «Самовар» тут же перестанет существовать, как перестал недавно «Дядя Ваня», находившийся в двух кварталах от него и принадлежавший бывшей актрисе Ленкома Марине Трошиной. Если «Дядя Ваня» исчез безвозвратно, то «Самовар» воспользовался статьей 11-й местного закона о банкротстве, которая дает ему защиту от кредиторов и возможность перестроить бизнес с тем, чтобы устоять на ногах и постепенно погасить задолженность.

«Все будет хорошо!» — уверенно говорит Влада фон Шац, дочь Ларисы Каплан, которая в последнее время руководит «Самоваром» вместе со своим старшим сыном Мишей.

В Нью-Йорке обанкротился легендарный ресторан «Русский самовар»

В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. «BBC News Русская служба» не несет ответственности за их содержимое.

В Нью-Йорке обанкротился легендарный ресторан «Русский самовар»

news.mail.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

20 − 12 =