Партнер или конкурент: чем грозит России турецкий газопровод

Трансанатолийская магистраль представляет угрозу доминированию РФ на европейском рынке, но части ущерба можно и избежать.

Минэнерго Турции 12 мая заявило, что 12 июня начнет функционировать Трансанатолийский газопровод (TANAP), соединяющий Турцию и Грузию с азербайджанским месторождением Шах-Дениз. Поначалу он сможет лишь немного улучшить энергетическую ситуацию в Малой Азии, однако Анкара надеется увеличить его мощности до 200 миллиардов кубометров сырья к 2021 году.

Турция планирует стать новой транзитной столицей для иранского, азербайджанского и туркменского газа в Европу. России в этой ситуации предстоит решить, как относиться к газопроводу: как к конкурентному или партнерскому проекту.

Турецкая Республика в течение пяти-десяти лет станет крупным распределителем газа: по территории страны пройдут сразу несколько трубопроводов — TANAP из Азербайджана и «Турецкий поток» из РФ. Ближневосточная страна исторически находится на очень выгодной позиции: через ее земли проходит самый краткий торговый путь с Запада на Восток, так считали еще в античности. Теперь же Анкара хочет вернуть Анатолии этот статус, возведя на западе страны крупный центр перераспределения сырья.

«На границе Турции с Грецией собираются построить газовый хаб, где она (Анкара) собирается смешивать российский газ, предназначенный для экспорта по «Турецкому потоку» в юго-восточную Европу, с азербайджанским газом по «Трансанатолийскому потоку», — рассказала «Шторму» эксперт Центра евро-атлантической безопасности, специалист по Турции и ЕС Юлия Кудряшова.

Выгодная географическая позиция позволит Анкаре устроить передел сфер экономического влияния в Европе. Новые газопроводы начнут появляться не только в Эгейском и Каспийском морях, но и в Средиземном. «Она (Турция) станет монопольным транзитером. По ее территории пойдет российский, азербайджанский, туркменский, иранский газ. Еще со временем можно подключить Египет и Израиль, хоть там и небольшие объемы. В итоге поставщиков множество, а транзитер один. Турция, как монополист, сможет любые условия ставить за транзит», — отметила Кудряшова.

В этой ситуации пересекаются национальные интересы трех сил: Брюсселя, Москвы и Анкары. Для Евросоюза TANAP и превращение Турции в транзитный хаб сулит одни лишь выгоды. Брюссель пытается добиться диверсификации источников сырья, повышения конкуренции на рынке и в результате снижения цен для граждан. Европа очень голодна: она нуждается в 531 миллиарде кубометров газа в год, и запросы растут. Кроме того, ЕС неоднократно обвинял Москву в том, что с российским газом из РФ приходят и попытки влиять на политику Союза. Теперь у Евросоюза будет два серьезных источника сырья. Если один из них будет использоваться для давления на Брюссель, то быстро потеряет рынок.

Для России TANAP может привести и к эпохе партнерства, и к жесткой конкуренции. С одной стороны, газа из РФ на рынке ЕС станет больше, увеличится охват. Российский «Турецкий поток» может объединиться и с TANAP в том самом распределительном центре во Фракии с другим сегментом газопровода — Трансадриатическим (TAP), который протянется из Греции в Италию.

Рисков для России, впрочем, также станет больше. Во-первых, Еврокомиссия может просто не одобрить соединение двух магистральных сетей. Инфраструктура «Турецкого потока» уже готова в Черном море, завершается прокладывание труб по территории Малой Азии, но в ЕС он может и не выйти. Во-вторых, подключение Ирана к TANAP еще сильнее опустит цены на газ в Европе.

В-третьих, присоединяя российскую магистраль к турецкому центру распределения газа, Москва теряет контроль над ценами на сырье. «Невыгодно, чтобы увеличивалось количество поставщиков. Турция, если мы не будем выполнять ее условия, скажет, что может легко отказаться (от российского газа), потому что предложений у нее будет достаточно помимо нас», — подчеркнула Кудряшова.

Кроме того, Анкара, неоднократно показывавшая себя как не самого надежного партнера, может пытаться влиять уже на Москву. Стоит появиться каким-либо разногласиям по поводу политики РФ на Ближнем Востоке, Турция получит возможность угрожать отключением от центра перераспределения ради политических выгод. У России, конечно же, есть альтернативы: и старая, советская транзитная система через Украину в Австрию, и «Северные потоки» в Германию, — но потраченные на строительство инфраструктуры средства уже не вернутся.

«Если обострятся политические отношения из-за каких-то проблем на Ближнем Востоке, Турция может своими контрактными обязательствами пренебречь. Если меняется внешнеполитическая конъюнктура — и даже внутриполитическая при нынешнем правительстве Эрдогана, Турция не будет надежным бизнес-партнером», — уверена Юлия Кудряшова.

Москве еще предстоит вести долгие и изнурительные переговоры с Анкарой и Брюсселем по поводу объединения трубопроводов. Сложнее всего будет договориться об условиях поставок: одно то, что Турция будет определять цену на газ — не выгодно для России. Пока что TANAP выглядит больше как конкурент, чем партнер «Газпрома».

Впрочем, слишком рано говорить о роли газопроводов через Малую Азию и Адриатическое море, рассказал «Шторму» руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. Партнерство проектов с «Турецким потоком» он исключает, но отмечает, что новая магистраль в ближайшее время ничего не изменит из-за ограниченности месторождения, из которого она ведет. «Нет ресурса у Шах-Дениза такого. Такой объем, который заявлен в стратегическом плане, далек от тех объемов, которые будут первоначальные», — подчеркнул Пасечник.

Какую долю от общего потребления газа европейскими странами составляет российское голубое топливо.

Эксперт добавил, что идея создания совместной инфраструктуры на базе TANAP и «Турецкого потока» на его памяти высказывалась лишь однажды. «И то это больше похоже на вымысел», — отметил аналитик. Сейчас, за месяц до открытия Трансанатолийской магистрали, ни о каком объединении и говорить смысла нет.

«Почвы для обсуждения пока предметной не вижу. Еще не запущена система. В июне (TANAP) частично начнет работу, официальный старт — 12-го числа. Смысл объединять что-либо?! Мы должны свои магистрали завершить, они — свои», — добавил Пасечник.

Эксперт подчеркнул, что заинтересованным сторонам не раз придется встретиться для проработки взаимодействия на этом поприще, но повторил, что на данном этапе и говорить не о чем. «Пока таких планов нет, есть просто обсуждения в общем контексте европейского рынка газа по определению общего взаимодействия и диалога. Как разделять рынки или как их дополнять. Это даже не долгосрочная перспектива: нет таких идей вообще», — заявил аналитик.

В любом случае — если газ вообще не потеряет свою значимость на фоне развития альтернативных источников энергии, России придется привыкать к тому, что европейским рынком надо делиться. Конкурируй «Газпром» с TANAP или сотрудничай, так или иначе при появлении других источников сырья цены на газ в ЕС начнут снижаться. Москве лишь останется выбрать, насколько плавно стоимость газа будет падать. Этот вопрос Турция, если у нее получится построить центр перераспределения, сможет решить как вместе с Россией, так и без нее.

news.mail.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

восемнадцать − 5 =