А вас я попрошу остаться. Кому в России не грозит безработица

МОСКВА, 27 июн — РИА Новости, Максим Рубченко. По информации Росстата, безработица в России в мае снизилась до 4,7%, или 3,608 миллиона человек. В центральных районах страны сегодня на сто вакансий в компаниях приходится от двадцати до пятидесяти безработных. Почему обостряется кадровая проблема и как ее решать — в материале РИА Новости.

Лето в России — традиционно период максимальной занятости из-за сельхозработ. Так, в августе прошлого года безработица сократилась до трехлетнего минимума — 4,9% трудоспособного населения.

К январю этот показатель поднялся до 5,2%, но сейчас вновь опустился до 4,7%, это рекордно низкий уровень со времен распада СССР.

Дополнительной занятости в этом году, помимо лета, поспособствовало еще два фактора. Во-первых, ускорение экономического роста. Как сообщил Росстат, в мае объем промышленного производства в стране повысился на 3,7% в годовом выражении.

Соответственно, увеличилось число вакансий: по данным Минтруда, за год — на 3,8%, с приблизительно 1,62 миллиона на конец мая 2017-го до 1,68 миллиона.

Во-вторых, чемпионат мира по футболу. По оценкам, мероприятия по подготовке и проведению турнира позволили создать до 220 тысяч новых рабочих мест в строительстве, общественном питании, розничной торговле и сопутствующих сферах.

Рук не хватает

Но главная причина — в демографии. Сейчас на рынок труда выходит малочисленное поколение родившихся в 1990-е, а покидают его послевоенные беби-бумеры. Численность рабочей силы уменьшается, безработица — тоже.

По данным Минтруда, численность зарегистрированных безработных по сравнению с маем 2017-го сократилась в 84 субъектах Российской Федерации.

Причем в Липецкой и Кемеровской областях — на феноменальные 29,4 и 24,6% соответственно. Более чем на 20% — еще в восьми регионах России.

В целом по стране на 100 вакансий приходится 52 безработных (прошлогодний показатель — 62).

Больше всего вакансий сегодня в строительстве (около 169 тысяч), металлообработке и машиностроении (108 тысяч), охране граждан и собственности (63,5 тысячи).

Остро требуются водители и операторы подвижного оборудования (129,5 тысячи вакансий), руководители высшего и среднего звена (96,7 тысячи), операторы промышленных установок (86,3 тысячи), специалисты в области науки и техники (54 тысячи).

Дефицит специалистов не только российская проблема. Кадровый кризис грозит всей мировой экономике, утверждают аналитики крупнейшей международной консалтинговой компании в области менеджмента Korn Ferry Hay Group.

По их оценкам, в регионе ЕМЕА (Европа, включая Россию, Ближний Восток, Африка) дефицит специалистов к 2030 году превысит 14,3 миллиона человек. Из-за этого экономики стран региона недополучат почти два триллиона долларов доходов.

Острее всех кадровый кризис в 2030 году будут ощущать Германия с 4,9 миллиона вакансий и Великобритания с тремя миллионами свободных рабочих мест. В России нехватка квалифицированных кадров достигнет 2,8 миллиона человек.

Потери российской экономики от недостатка специалистов с высшим или средним специальным образованием исследователи Korn Ferry Hay Group оценивают в 300 миллиардов долларов за ближайшие двенадцать лет.

Не желают размножаться

Простых решений у этой проблемы нет, поскольку ключевая причина тут — сокращение рождаемости в развитых странах. Для простого воспроизводства населения необходимо около 2,15 условных ребенка на одну женщину, но ни одна развитая страна сегодня не может похвастаться такими показателями.

В США и Китае коэффициент рождаемости — 1,8 ребенка на одну женщину, в России — 1,7, Германии — 1,5, Италии, Испании и Греции — 1,3. Во Франции, благодаря арабскому населению, показатель чуть выше — 1,9 ребенка.

Дальше, вероятно, будет только хуже. Во всяком случае, об этом свидетельствует опыт Японии. Эта сверхурбанизированная страна с высокотехнологичной экономикой переживает беспрецедентный кризис семьи и рождаемости.

Одна из самых популярных тем японских СМИ в последнее время — так называемые хикикомори, люди, сознательно изолирующие себя от общества. Впервые о них заговорили около десяти лет назад, тогда речь шла прежде всего о подростках.

В 2010 году провели общенациональное исследование и выяснили, что граждан, «которые более полугода не ходят в школу или на работу», около 700 тысяч. Сейчас таких приблизительно 540 тысяч человек.

Однако число японцев, находящихся в состоянии хикикомори более семи лет, увеличилось с 17 до 35%. Обнаружилось, что этот синдром затяжной и ему теперь подвержены все более старшие возрастные категории.

Больше всего хикикомори теперь среди японцев старше 40 лет. Причем средняя длительность самоизоляции от общества в этой возрастной группе превышает 22 года.

Но это не единственная беда. Японцы обсуждают еще одно новое социальное явление — «проблему 80−50». Суть в том, что все больше родителей в возрасте 80−90 лет продолжают материально содержать своих 50−60-летних сыновей и дочерей.

В прошлом году результаты еще одного социологического исследования вызвали в обществе шок. Это назвали «синдром безбрачия».

Оказывается, 61% неженатых мужчин и 49% незамужних женщин в возрасте 18−34 лет никогда не состояли в каких-либо романтических отношениях. Более того, 45% женщин и 25% мужчин в возрасте от 16 до 24 лет заявили, что «не заинтересованы в сексуальных контактах и презирают их».

На основании этих данных японские демографы составили прогноз: население Страны восходящего солнца с сегодняшних 127 миллионов человек к 2030 году сократится до 120 миллионов, а к 2050-му — до 102 миллионов, то есть на треть.

Надежда на стариков

Те же тенденции, связанные прежде всего с заменой личного общения контактами в соцсетях, наблюдаются во всех развитых странах. В начале этого года в Великобритании даже был учрежден пост министра по вопросам одиночества. Министром назначили Трейси Крауч, которой предстоит разработать первую в истории Англии правительственную стратегию по сокращению числа одиноких граждан.

До недавнего времени эксперты надеялись, что эффект сокращения трудовых ресурсов компенсируется развитием роботизации и цифровых технологий. Ожидалось, что в развитых странах уже к 2019−2020 годам структура экономики радикально изменится в пользу безлюдных производств.

Однако сейчас, в середине 2018 года, заметного прогресса в этом направлении не наблюдается. Поэтому остаются только два пути.

Первый — поддержка иммиграции. О необходимости привлечения рабочей силы из-за рубежа теперь говорят даже в Японии, традиционно закрытой для иностранцев.

Однако этот ресурс сильно ограничен. Современным экономикам требуются квалифицированные специалисты, их привлечение обходится очень дорого. Позволить себе такую роскошь могут только самые богатые страны.

Второй путь — повышение пенсионного возраста. Это, по сути, единственный реальный сценарий смягчения кадрового кризиса в развитых экономиках.

news.mail.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

19 − пять =