Ядовитое время. Главное в новом номере журнала Forbes

Ядовитое время. Главное в новом номере журнала Forbes
Фото Lucy Nicholson / REUTERS

В продажу поступил январский номер журнала Forbes. Тема номера — итоги уходящего года

В 2018 году весь мир узнал, что токсичными бывают не только химикаты, выбросы промышленных предприятий и вулканов — есть токсичные бизнесмены (с состоянием обязательно больше $1 млрд) и компании. В январе Минфин США представил в Конгресс «Кремлевский доклад» — список российских чиновников, глав госкомпаний, депутатов и бизнесменов, «приближенных» к президенту Владимиру Путину. Там было 96 бизнесменов — это все россияне из глобального списка Forbes, куда входят предприниматели с состоянием выше $1 млрд. Стоимость их активов считаем мы, редакция российского Forbes, таким образом, журналисты, честно сделавшие свою работу, стали невольными виновниками неприятностей российских миллиардеров. «Кремлевский доклад» не означал введения санкций, но проблемы не заставили себя ждать.

В апреле Минфин США опубликовал новый санкционный список, в него попали 24 россиянина: 17 чиновников и семь миллиардеров — Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг, Сулейман Керимов, Владимир Богданов, Кирилл Шамалов, Андрей Скоч и Игорь Ротенберг. Эти бизнесмены и их компании моментально стали токсичными для западных контрагентов, партнеров и банков: контракты разрывались, счета замораживались. Состояние Дерипаски упало к концу года на $3,5 млрд, до $3,2 млрд, Вексельберга — на $2,3 млрд, до $12,1 млрд.

Российского сенатора Сулеймана Керимова власти Франции задержали еще в ноябре 2017 года, его подозревали в неуплате налогов и отмывании денег при махинациях с недвижимостью, держали под домашним арестом на вилле в Ницце и отпустили в июне 2018-го, так и не предъявив обвинения. Еще одного российского миллиардера Дмитрия Рыболовлева, живущего в Монако, власти княжества подозревают в коррупции и «торговле влиянием», обыски в его апартаментах в Монте-Карло прошли в ноябре 2018-го.

Самый известный на Западе российский олигарх Роман Абрамович весной 2018-го не смог продлить британскую инвестиционную визу, а в Швейцарии ему не удалось получить вид на жительство. Примеры можно продолжать, хотя суть происходящего проста — российская бизнес­элита стала на Западе токсичной и нерукопожатной.

Бороться с таким положением дел бесполезно. Хотя, например, основной владелец американской компании IPG Photonics, российский ученый Валентин Гапонцев — пока он один — подал иск в суд на Минфин США с требованием исключить его из «Кремлевского доклада». Есть и более креативный способ избежать проблем в отношениях с партнерами на Западе — самому стать частью глобальной бизнес-элиты. По такому пути пошли партнеры «Альфа-Групп»: сначала они купили немецкую компанию Dea, а в 2018-м договорились о слиянии с Wintershall, нефтегазовым бизнесом BASF. В объединенной Dea Wintershall у Михаила Фридмана и партнеров будет миноритарный пакет 33%, санкции в отношении этой компании выглядят совсем уж фантастикой.

Словом 2018 года составители Оксфордского словаря признали toxic (за год количество таких запросов на сайте словаря выросло на 45%). И вряд ли в 2019-м российский бизнес станет healthful.

Источник: forbes.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

13 − девять =