Военное нашествие. Почему Минобороны напугало музыкантов

Военное нашествие. Почему Минобороны напугало музыкантов
Фото Антона Рюмина / ТАСС

Ряд музыкальных коллективов и исполнителей отказались выступать на фестивале «Нашествие». Причиной бойкота стало участие в фестивале Министерства обороны России — на территории «Нашествия» установят призывной пункт и разместят военную технику

Скандал с рок-фестивалем «Нашествие», на котором отказались выступать шесть исполнителей, высветил более важную проблему, нежели какие-то организационные неувязки и самопиар малоизвестных групп. Если вкратце, то ее можно сформулировать так: как в постмодернистском массовом обществе осуществлять взаимодействие между силовыми структурами и этим самым обществом, точнее, той его крикливой частью, которое выдает себя за его представителя, и выступает от его лица»adfox_1848030578″ class=»hbt-690-240″>

Продуктивно работали с творческими людьми и в МВД при Николае Щелокове: ежегодный концерт 10 ноября собирал сливки эстрады, про милицию пели хорошие песни в приличных сериалах — «Наша служба и опасна и трудна». Не отставал от своего ненавистного соперника и глава КГБ Юрий Андропов. От «Семнадцать мгновений весны» до «ТАСС уполномочен заявить» его обслуживала творческая бригада во главе с Юлианом Семеновым, который, конечно, оказался затем в первых рядах перестроечной интеллигенции.

Первые послеперестроечные годы традиция сохранялась: Леонид Агутин пел популярную песню про парня, которого забрали в армию, а «белобилетник» Николай Расторгуев исполнял хит про батяню-комбата, как раз на фоне чеченской войны.

Но затем времена сменились. Наступила парадоксальная эпоха: с одной стороны Владимир Путин с мачистским имиджем, победоносные войны то в Чечне, то в Грузии, то присоединение Крыма, то отправка добровольцев на Донбасс, с другой — всему этому отклика на эстраде не последовало. Не считать же таковым убогую песенку «Такого как Путин» с ее консервативным гендерным посылом.

И это еще одно свидетельств того, что Россия — нормальная постмодернистская страна с соответствующей ментальностью. Для современных развитых стран является нормой настороженно-скептическое отношение к силовым органам, к той же армии, в частности. Деятели культуры сторонятся их, стараются не сотрудничать напрямую, а если дело и доходит до взаимодействия, то тщательно отслеживается, чтобы их не заподозрили в «пропаганде».

Тем не менее, обороноспособность западных стран не страдает. В этом смысле очень поучителен будет американский опыт. Как известно, в 60-е годы, Вьетнамская война высветила огромную проблему — недоверие общества к своим вооруженным силам. Если в Первую и Вторую мировые войны американцы в целом поддерживали собственную армию, то во времена Вьетнама они растерялись, значительный масштаб получили уклонение от призыва, вообще антимилитаристские настроения.

Реакция государства была быстрой и эффективной. В 1973 году отменили службу по призыву в мирное время — основной источник раздражения. Также были еще раз обозначены четкие правила игры. Армия в итоге вовсе не превратилась в изгоя общества, но она научилась работать более тонко. Скажем, культурное обслуживание вооруженных сил США возложено на так называемые «Объединенные организации содействия» (United Service Organizations). Это частная некоммерческая организация, ставящая своей целью моральную поддержку военнослужащих и членов их семей, а также организацию их досуга. Под ее патронажем проходят выступления артистов и иные развлекательные мероприятия, она организует туры звезд Голливуда для солдат, вовлеченных в боевые действия. Организации принадлежит более 200 центров по всему миру, в том числе в «горячих точках» — Ираке и Афганистане.

Таким образом, артисты, певцы и музыканты едут выступать перед солдатами на войну как бы не по приглашению Минобороны, а по контракту с частной организацией. В результате и волки сыты, и овцы целы.

Голливуд успешно снимает фильмы на военную тематику — хоть про войну в Ираке, хоть исторические про Вторую мировую при сотрудничестве с Минобороны, предоставляющим технику, полигоны и т.п., которое при этом не лезет в содержание кинопродукции. Но последняя так или иначе все равно продвигает мысль о том, что американская армия — самая сильная в мире. Делается это ненавязчиво, но «хорошими парнями» всегда оказываются американцы, побивающие парней «плохих». Понятно, что снимаются и остро критические фильмы об армии, скажем, «Апокалипсис сегодня» или «Цельнометаллическая оболочка», но они проходят по разряду не массового кино; а боевики повествуют сплошь о победе штатовского добра над злом.

Разумеется, и там не обходится без скандалов. Программа Junior Reserve Officers’ Training Corps (JROTC), предназначенная для первичной военной подготовки старшеклассников, вызывает серьезные возражения у разного рода пацифистов, несмотря на сугубую добровольность JROTC и то, что она не нацелена на вербовку контингента для военных сил. Основные цели JROTC — ознакомление подрастающего поколения с военной службой, развитие чувства патриотизма, уважения к армии, воспитание лидерских навыков, чувства долга и дисциплины, улучшение физической подготовки — вовсе не вызывают восторгов у значительной части публики, и это — вполне нормально по американским меркам, где принято с недоверием относиться ко всему, идущему от правительства.

Урок для России заключается в том, что военным надо научиться работать с творческой тусовкой, и, вообще, гражданским обществом, более тонко, менее топорно. Рок-музыканты — плохая среда для продвижения имиджа армии. Это стрельба впустую, расход снарядов не по назначению. Значит, не стоит участвовать в их сборищах.

Не стоит вовлекаться с ними в дискуссии, задавать риторические вопросы о том, кто будет защищать родину и как? Рок-музыканты — не по этой части. Они плохие политики. Хорошими политиками надлежит быть военным из соответствующего министерства. У армии есть уже безусловные достижения: снижение срока службы до одного года, перевод на аутсорсинг многих функций, которые раньше выполняли сами солдаты. Тенденцию надо бы было продолжить умением понимать запросы творческой среды — тогда, глядишь, и появятся новые песни о военных, не хуже чем у Шаинского.

редакция рекомендует
Эхо войны: зачем Минобороны понадобились гражданские машины

Источник: forbes.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

14 − девять =