Терра инкогнита: юго-азиатский рынок застрахует бизнес от изоляции

Терра инкогнита: юго-азиатский рынок застрахует бизнес от изоляции
Фото Thomas Peter / REUTERS

Что необходимо учитывать предпринимателям из России для выхода на новый уровень в работе с азиатскими компаниями в 2019 году»all-body js-mediator-article»>

Россия объявила поворот на Восток, как глобальную стратегию развития и переориентации экономики, еще в 2012 году. Тем не менее с тех пор объем торговли с крупнейшими экономиками региона рос неравномерно. Общий объем двусторонней торговли со странами Азии показал неплохую динамику в 2017 году: товарооборот с Китаем по итогам года достиг $86,9 млрд (рост на 31,55% за год), с Японией — $18,2 млрд (рост на 13,7% за год), с Южной Кореей — $19,2 млрд (рост на 23,12% за год). Как показывает статистика, темпы роста товарооборота в 2018 году по некоторым странам снизились. Однако прогнозы на следующий год скорее оптимистичные. Например, товарооборот с Южной Кореей планируется довести до $30 млрд к 2020 году, что является серьезным вызовом для отечественных предпринимателей.

Большинство значимых сделок так или иначе имеют политическую нежели экономическую мотивацию. Решающее значение имеют такие форумы, как ПМЭФ и ВЭФ, на которых крупные контракты заключаются в присутствии глав государств руководителями госкомпаний. В то же время частный бизнес похвастаться такими же успехами не может. Более того, отсутствуют отработанные каналы выхода на азиатские рынки и достаточная бизнес-экспертиза.

Ориентация на азиатские рынки для России в текущих условиях жизненно необходима. Причем не только в силу не самых позитивных политических тенденций последних лет на западном направлении, но и ввиду объективного потенциала роста азиатских экономик.

В этой ситуации непосредственное общение российского бизнеса с представителями азиатских компаний могло бы стать значительным подспорьем и новым каналом решения конкретных задач, поскольку высокую важность в Азии имеет личное общение. Например, приезд в Россию миллиардера Джека Ма, основателя Alibaba, два года назад дал ощутимый толчок для развития бизнеса компании в России и помог наладить контакт с российскими партнерами. В частности, была запущена система AliPay. При этом теперь около 20 млн россиян ежегодно становятся активными покупателями на AliExpress. Это весьма значительно, даже учитывая объем китайского рынка и общий оборот торговой площадки. При этом компания инвестирует в российский рынок: вложения в логистику составили около 500 млн рублей, а инвестиции в ИТ — около 2 млрд рублей.

Новый импульс другому азиатскому вектору развития отношений может придать визит в Россию Дэниэла Шина, платформы электронной торговли TMON, южнокорейского ретейл-гиганта, сопоставимого с AliExpress в масштабах региона. По данным компании, эту платформу используют 15% корейцев, ей пользуются более 9 млн клиентов в год, она продолжает лидировать в сфере мобильных коммерческих инноваций в регионе. TMON привлек более $500 млн, а оборот сервиса (GMV) составляет $3,5 млрд в год.

Шин приезжает по специальному приглашению РАКИБ для проведения закрытых встреч с банковским сектором, лидерами индустрии e-commerce, органами власти и инвесторами, чтобы презентовать самый масштабный в регионе альянс электронной торговли Terra из 17 крупных магазинов Южной Кореи с суммарным оборотом в $25 млрд, на базе которого внедряется собственная платежная система, схожая с AliPay, PayPal, корейским Kakaopay. Внутри платежная система конвертирует национальные валюты покупателей в универсальную платежную единицу и все расчеты затем производит в ней, за счет чего предоставляет площадкам и пользователям скидки, бонусы и другие выгоды. Все покупки фиксируются на блокчейне. Объединение интернет-магазинов Terra уже начало переход 10% своих покупок на внутреннюю платежную единицу и планирует к 2020 году увеличить свои показатели до 40 млн пользователей и до $150 млрд оборота соответственно.

Старые вызовы по-новому

Помимо сложностей своеобразия рынков Азии (а здесь критичны нехватка опыта и экспертизы), с которыми пока, откровенно говоря, не до конца справляется и РЭЦ, появились сложности другого порядка. В последние месяцы компании, работающие с азиатскими партнерами, отмечают сложности валютного обмена, сложности работы с банками. Последствия санкций дошли и до этого уровня. Никто не говорит об этом официально, но с российскими контрагентами опасаются работать даже китайские организации. Поэтому дела предпочитают по возможности вести через инвестиционные фонды, вроде РФПИ, поскольку такие фонды пока еще не под санкциями, а значит, сотрудничество с ними не вызовет хотя бы мгновенной аллергии у мирового сообщества.

После бума интереса к криптовалютам в 2016-2017 годах сообщество инвесторов находится в замешательстве и в целом испытывает недоверие к большинству проектов на основе технологии блокчейн. При этом потенциальные преимущества этой технологии никуда не исчезли после падения курса биткоина и краха ряда криптовалютных бирж. Особенно эти преимущества очевидны для России, которая даже подписала на последнем саммите БРИКС декларацию о намерениях развивать технологию распределенного реестра вместе с Бразилией, Индией, КНР и ЮАР. На том же саммите Внешэкономбанк сообщил о подписании совместно с банками развития стран БРИКС меморандума по совместному изучению перспектив использования блокчейна.

Азиатские партнеры понимают, что в условиях постоянной угрозы новых санкций и финансовых ограничений, отключения от SWIFT и прекращения платежных систем Visa и Mastercard для России критически важны альтернативные платежные системы и другие проекты в сфере создания цифровой экономики. Вопрос о том, как эти проблемы удастся решить, будет одним из самых актуальных в 2019 году. И тогда к идеи развития партнерств с перспективными рынками Юго-Восточной Азии добавится еще и идея обретения независимости от европейских банковских регуляторов и институтов, а также идея открытия российского рынка для пользователей новой платежной системы. Причем последний фактор скорее всего выйдет на первый план.

В быстро меняющемся мире российскому частному бизнесу и государству следует быть чутче к предвестникам перемен и прагматичнее. Это значит, что создавать условия для работы с альтернативными рынками сбыта и закупок, как и работать над диверсификацией платежных и иных систем, следует еще до ухудшения отношений с действующими. Для России этот процесс вяло тянется с 2014 года, но пока обеспечил лишь относительную страховку от торгового блэкаута внутри страны благодаря появлению и использованию НСПК, СПФС и платежной карты «Мир». За пределы России эта автономия пока не распространяется. Остается благодарить финансовые технологии за то, что они дают бизнесу возможности, незаметные для тех, кто их обычно монополизирует и запрещает.

Источник: forbes.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

20 − семь =